Анатолий Вассерман – о женщинах, интернете и уровне IQ

17:57 30/08/2019
Вассерман

В одном углу ринга – умнейшие люди страны, которых не страшат даже самые каверзные вопросы, в другом – звезды шоу-бизнеса, спортсмены, музыканты и другие знаменитости, готовые принять вызов знатоков. Не пропустите новые выпуски популярной телевикторины «Всемирные игры разума» на телеканале «МИР». 

Честь команды эрудитов будут отстаивать хорошо известные нам знатоки: Анатолий Вассерман, Ровшан Аскеров и Юрий Хашимов. Однако эрудитам придется несладко, ведь им предстоит играть на чужом поле: их противниками в теме «музыка» станут популярные исполнители, в теме «спорт» – известные атлеты, а в вопросах об истории театра придется сразиться с именитыми актерами. Ну и, конечно, как в любой телеигре, победителей ждут крупные денежные вознаграждения. 

Новые выпуски смотрите каждую пятницу в 19:20 на телеканале «МИР».

Бессменный участник телешоу Анатолий Вассерман, известный своей репутацией «всезнайки», в интервью «МИР 24» рассказал, почему в одном из выпусков проиграл Андрею Макаревичу, какие темы являются его ахиллесовой пятой, и ответил на вопрос, который волнует многих: какой же IQ у Вассермана?

– Анатолий Александрович, ни для кого не секрет, что обыграть вас в интеллектуальной викторине довольно сложно. Тем не менее во «Всемирных играх разума» такие случаи бывали. Например, очень захватывающая игра получилась у вас с Андреем Макаревичем, когда главной темой была рок-музыка XX века. Чем вы сами объясняете свой проигрыш – сложностью игры на чужом поле или все-таки некоторым невезением? 

– Во-первых, должен напомнить, что дураков во «Всемирные игры разума» не приглашают. Во-вторых, вообще, дураку трудно достичь заметного уровня в любой специальности, а поскольку в эту передачу приглашают в основном звезд, то понятно, что это все – люди умные. Ну и, конечно, то, что они играют на своем поле – то есть вопросы задаются по темам, которыми они хорошо владеют – это тоже изрядный плюс. Поэтому то, что Макаревич меня обыграл, совершенно не удивительно. Cобственно, единственное преимущество у постоянного участника «Игр разума» – это опыт и знания нюансов игры: вроде того, что, скажем, нежелательно во втором туре рисковать длинной серией ответов. Вот на таких нюансах, связанных именно с опытом этой игры, есть шанс и у постоянного участника. А во всем остальном шансы, несомненно, на стороне приглашенного гостя.

– Вы очень разносторонний человек, но наверняка есть какие-то темы, в которых вы «плаваете»? К примеру, еще до начала игры с Макаревичем вы признались, что не сильны в музыкальной тематике. Вы имели в виду именно рок или музыку в целом?

– Я в целом очень слаб в разнообразных искусствах. Более-менее знаком разве что с архитектурой. Поэтому большая часть художественной тематики мне неудобна. Что поделаешь, это мое личное несчастье! Но, как видите, изредка меня все-таки на что-то хватает.

– Что нужно делать, чтобы стать эрудитом? Просто много читать или все-таки тренировать память?

– Я думаю, что важно просто иметь разносторонние интересы. То, что человеку интересно, как правило, запоминается без особых усилий. Я, например, никогда в жизни не тренировал память специально. Она у меня и от природы хорошая, но, кроме того, благодаря разнообразию интересов я очень много знаю и запоминаю – не специальными усилиями, а просто потому, что это меня заинтересовало. Поэтому мне кажется, что интерес к жизни – не только применительно к запоминанию, но и вообще – гораздо полезнее каких-то специальных усилий по части натаскивания самого себя в какой-то конкретной тематике. 

– Среди участников интеллектуальных викторин довольно мало женщин. Этот факт уже давно никого не удивляет, как и то, что у нас мало женщин в науке и технических профессиях. Во «Всемирных играх разума» вы лишь однажды играли против представительницы прекрасного пола – Александры Довлатовой. Как вы думаете, в чем причина такого соотношения? Есть какая-то связь между уровнем интеллекта и полом?

– Насколько я могу судить, чисто биологически женский организм более приспособлен к длительным усилиям разносторонней деятельности, а мужской – к концентрации на чем-то одном и к предельным, но кратким усилиям. Условия интеллектуальных игр требуют, как правило, именно концентрации и предельных усилий, поэтому женщинам в них не так удобно, как мужчинам. А вот, скажем, в «Что? Где? Когда?» (особенно в спортивном ЧГК, где «дистанция» одного раунда – несколько десятков вопросов), женщины, как правило, играют практически на равных с мужчинами. В большей части сильных команд есть и женщины, и мужчины. То есть это действительно зависит от биологии, но не в плане интеллекта, а в плане именно графика напряжения организма.

– Как вы относитесь к IQ-тестам? С их помощью действительно можно определить уровень интеллекта человека?

– В какой-то мере можно. Но, конечно, IQ-тесты – дело довольно узкоспециализированное, и оценивают они далеко не все стороны нашей умственной деятельности.

– Если не секрет, какой у вас IQ?

– Я прошел несколько десятков тестов из популярного в 60-70-е годы сборника Айзенка (Ганс Айзенк – немецко- британский ученый-психолог, автор популярного теста коэффициента интеллекта – прим. ред.). Так вот, у меня по тестам чисто графическим было примерно 140, по тестам лингвистическим и арифметическим – примерно 160, ну а по тестам, где были более-менее равномерно смешаны задачи разного характера, получалось среднее число – примерно 150. Но через пару десятков тестов я пришел к выводу, что начинаю измерять уже не интеллект, а степень натасканности именно на тесты Айзенка. И, соответственно, бросил это занятие.

– У вас очень большая библиотека – наши телезрители могли в этом убедиться, когда съемочная группа канала «МИР» приходила к вам в гости. А как вы относитесь к электронным книгам и вообще к переходу на «цифру»?

– Лично мне комфортнее читать бумажные книги просто потому, что их проще перелистывать, возвращаясь к каким-то уже прочитанным фрагментам, чтобы осмыслить их с точки зрения каких-то новых сведений, открывшихся по ходу чтения. Но я действительно вынужден переходить на электронные книги просто потому, что бумажные уже не умещаются в квартире.

– А как вы относитесь к поиску информации в интернете, доверяете ли поисковикам? Может быть, у вас даже есть какие-то свои базы данных?

– К поисковикам я отношусь, естественно, с очень большим одобрением. Но следует иметь в виду, что поисковики тоже не вполне объективны. Во-первых, нынешние поисковые системы опираются в основном на оценки самой интернет-аудитории. Там система такая: на верхних строчках выдаются те страницы, на которые ведут больше всего ссылок с других сайтов, содержащих те же ключевые слова. То есть они опираются не на собственную оценку адекватности текста, а на читательскую. Это, в общем, само по себе достаточно разумно, но проблема в том, что результаты накручивают искусственно. Например, уже доказано и официально признано, что поисковик Google старательно прячет страницы, где есть отрицательные отзывы о Демократической партии США и ее видных деятелях, и так же старательно выводит на первый план страницы с отрицательными отзывами о Республиканской партии и ее деятелях. Соответственно, если вы введете в Google фамилию «Трамп», то на первых страницах будут ссылки на сайты, где Трампа ругают. И вот это уже достаточно серьезная опасность. Собственных баз данных у меня нет, есть только навыки оценки того, что мне выводят поисковики.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments